Костанайские новости"Костанайские новости"Казахстанг. Костанайпр. Аль-Фараби, 90+7 (7142) 53-27-93
Календарь событий
X
РАДИО КН онлайн
Сегодня: 21Ноябрь2018
Время: 00:00:00
USD x
EUR x
RUR x
x
Показать меню
События
Политика
Происшествия
Образование
Общество
Медицина
Экономика
Криминал
Еще >>
Культура, творчество
Человек и природа
Коммунальная сфера
Спорт
В Казахстане
В Мире
Общество
Экономика
Политика
Коммуналка
Медицина
Образование
Интервью
Репортаж
Потребительский рынок
Элизабет ЭННАРИС: «Проблема оперы – поют, но не играют...»Костанайские новостиКостанайские новостиКазахстанг. Костанайпр. Аль-Фараби, 90+7 (7142) 53-27-93Элизабет ЭННАРИС: «Проблема оперы – поют, но не играют...»

Элизабет ЭННАРИС: «Проблема оперы – поют, но не играют...»

Её появление на сцене костанайцы приветствовали овацией. Оперная дива, покорившая своим меццо­сопрано многие мировые сцены, в Костанае «изменила» жанру. Исполняла не арии из опер, а узнаваемые мелодии из известных кинофильмов. Восторг зрителя вызвала не меньший.

«Эксклюзивьте меня, эксклюзивьте!»

В нашей областной филармонии при поддержке международного фонда «Таланты мира» под руководством Давида Гвинианидзе и костанайского продюсерского центра «ARTeL» не впервые проходят встречи с прекрасным на самой высокой ноте. Недавно наш зритель вызывал на бис звезд мировой оперной сцены, приехавших с единственным концертом «Любимые мелодии кино», посвященным 120­летию кинематографа. Впервые нам привезли женский голос ­ Элизабет Эннарис, солистку аргентинского театра «Колон» (Буэнос­Айрес), бразильского театра Рио­де­Жанейро, блиставшую на сцене Большого театра и Ла Скала. Её называют самой талантливой преемницей Галины Вишневской и Елены Образцовой. Теперь её называют лучшей Кармен Москвы.

При этом звездная болезнь эту по­настоящему звезду оперы обошла стороной. Она запросто согласилась пообщаться в гримерке филармонии прямо во время подготовки к выходу, припудриваясь, распеваясь и даже переодеваясь. Мол, «походные» условия оправдывают всё.

­ Мне скрывать нечего! ­ с улыбкой пояснила актриса, которой в этот момент импресарио застегивал молнию на ярко­синем платье. После чего уже с кокетством, глядя в зеркало, заметила: «Вообще, красивой женщины на сцене много не бывает!» И шагнула навстречу: «Ну, давайте уже ваши вопросы. Как там на журналистском языке говорится? Эксклюзивьте меня, эксклюзивьте!»

­ Элизабет Эннарис – такое громкое имя предполагает эдакую «иноштранку, плёхо коворясчую по­рюски»... Но в биграфии написано: «родилась во Владивостоке». Псевдоним для раскрутки нужен и в опере?

­ Википедия с недавних пор так и строчит: Элизабет – она же Оксана, она же Корниевская. То есть я. Фамилия по мужу. А вот имя, так уж неудачно сложилось, пришлось сменить. Был курьезный случай в Бразилии, когда я впервые туда приехала работать. В португальском языке буква «х» читается как «ш». Оксана пишется на их афишах через как раз таки «х», то есть на слух выходит, что моё имя – Ошана. По­бразильски «ошана» означает... Догадайтесь с трех раз! Это... женское, так сказать, причинное место. Вот и получилось, что выхожу на сцену самого известного оперного театра Бразилии, начинаю петь «Реквием» Верди. С огромным симфоническим оркестром, с большим хором. А смотрю, по залу пробегает какой­то странный смешок. Сначала даже подумала, что­нибудь не в порядке с внешним видом. Но допела, не смутило ничего. Захожу за кулисы, там мне и выкладывают, что и почему. Пришлось срочно поменять имя. Муж подарил свою фамилию ­ Эннарис, а уж имя под неё подобрали.

­ И даже паспорт поменяли?

­ Конечно. Так что это не псевдоним, а, я бы сказала, этап в моей жизни.

­ Считается, что меняешь имя, меняется и характер.

­ Возможно. Он трансформировался. Не сразу переключился, а постепенно. Как это говорится «по­рюски»? Не как рубильник, а как театральный софит, который меняет разные цвета незаметно глазу. Вот так и я. Боевой дух остался, а вот характер стал более пластичным.

­ Коня на скаку вы и сегодня остановите?

­ Запросто!

­ А вот что с ним делать – то ли оседлать, то ли на обед сварить?

­ Ох уж этот казахстанский юмор! (Общий смех)

Между гимнастикой и сольфеджио

­ Дальневосточный институт искусств, отделение «сольное пение», Центр Вишневской. Вы в классику шагнули сразу или вас кто­то подтолкнул: мол, раз такой голос – значит, только в оперу?

­ Нет, не сама. У меня папа – тенор, он открыл первое музыкальное училище во Владивостоке. Я очень поздний ребенок. Отец до этого жил и работал в Киеве. Когда началась Великая Отечественная война, он был студентом Киевской консерватории. Ушел воевать в составе фронтовой бригады со знаменитыми Тарапунькой и Штепселем. Дошел до Берлина. Уже после войны переехал во Владивосток, и когда ему было 55 лет, родилась я. А мама – девушка, мечтавшая петь на большой сцене. В это самое училище, которое папа открыл, она не поступила. Хотя у неё тоже меццо­сопрано, великолепно пела «Соловья» Алябьева. И, провалившись на экзамене, пошла в кружок, который вел мой отец. Там и познакомились, потом поженились. В итоге я стала воплощением маминой мечты и папиным продолжением в профессии. Хотя я в юности и молодости мечтала заниматься спортом, причем профессионально. В художественной гимнастике у меня были отличные перспективы. И когда наступил момент выбора – гимнастика или музыкальная школа, родители заставили заняться музыкой. Не буду скромничать – да, я человек не без таланта, конечно. Хотя с уроков сольфеджио то и дело сбегала. Но меня упорно заставляли, и это дало результат.

­ А вдруг в вас загубили олимпийскую чемпионку?

­ Я не жалею. От родителей мне многое передалось, и они правильно сделали. Хотя первоначально я шла в «хоровое пение». Отец говорил, что вокалистом не нужно становиться в 15­17 лет. Для начала нужно хорошо разобраться с музыкальной грамотой, изучить историю музыки. «Когда ты сама захочешь петь, как сольный исполнитель, тогда всё и решишь», ­ как сейчас помню слова отца. Так оно и получилось.

­ Вы закончили учебу в институте в 1995 году, очень сложное переходное время, зарплату не везде платили, устроиться на работу было трудно. А в культуре и подавно. Ведь могли бы запросто уйти в шоу­бизнес. Как с вашим боевым характером удалось не изменить опере?

­ Могла бы. Но я ещё и в аспирантуру тогда поступила, пошла дальше. На бытовом уровне было сложно. Приходилось подрабатывать. Праздники – дни рождения, Новый год, 8 марта, 9 мая, День медика и шахтера – их никто не отменял. Люди как хотели зрелищ, так и продолжали этого желать. Главное ­ было удержаться в формате, не перейти на «ресторанщину». Я же подрабатывала в институте, преподавала первокурсникам. Опере осталась верна. А верность дорогого стоит. Теперь я это точно знаю. Потому что оперная сцена мне за это подарила самые лучшие театры мира.

Заявка на будущее

­ У вас был отличный дебют в Большом театре. Только появились – и сразу партия мраморной Элен в опере «Война и мир». Это везение или вы настолько целеустремленный человек?

­ У меня до этого был удивительный случай – встреча с Мстиславом Леопольдовичем Ростроповичем и Галиной Павловной Вишневской. Они случайно зашли на московский конкурс артистов оперы, в котором участвовала и я. Попали именно на моё выступление, пригласили к себе, взяли надо мной шефство, и уже через несколько недель у нас был общий с ними концерт во Франкфурте­на­Майне. Кстати, даже в ютубе есть этот концерт, где я пою Марфу из «Хованщины». В итоге я шесть лет в их Центре оперного пения проработала и уже объездила с гастролями полмира. А затем контракт с Ла Скала и с Большим театром. Я тогда ещё не понимала, что это серьезная заявка на будущее, потому что сейчас предложения поступают чуть ли не еженедельно от самых крупных театров.

­ То есть вы не ожидаете удачи, уповать на авось ­ не ваш принцип?

­ Я никогда ничего не ожидаю. И делаю так, как задумала, а не так, чтобы, возможно, когда­нибудь, вероятно, потом «выстрелит». Есть отличная поговорка: делай что должен, и будь что будет. Поэтому я всё делаю, что от меня зависит, потому как люблю свою профессию, люблю зрителя. И это дает результаты. Конечно, бывают откаты назад. Не всё только от тебя зависит. Как говорится, это судьба. Есть камни, которые нужно обходить.

­ В вашей трудовой книжке каких только театров нет – Ла Скала, Токийская опера, аргентинский «Колон», Мариинка, Большой...

­ А ещё московский театр под управлением легендарного Калягина, где я проработала три сезона, как актриса театра.

­ Оперной сцены вам мало?

­ Я не уходила из оперы. Параллельно с ней я набиралась актерского опыта. Оперный певец должен быть актером. Голос – это только средство. И мне повезло, что ещё во Владивостоке, в институте искусств нас учили и изобразительному искусству, и актерскому мастерству. Беда оперы в чём? Выходит человек на сцену, семи пядей во лбу в плане оперного пения, исполняет отлично. Но то, что он делает на сцене, смотреть невозможно. Вот это самая большая проблема оперы – поют, но не играют. Люди забыли, что голос – это всего лишь средство выражения эмоций. Играть на сцене нужно и оперному певцу, а не выходить к зрителю и столбом стоять: мол, хорошо пою и этого достаточно. НЕ ДО­СТА­ТОЧ­НО! Опера – это прежде всего действо, музыкальное, яркое, по­актерски сыгранное.

­ С таким плотным гастрольным графиком – из Бразилии через Европу в Японию – вся жизнь на колесах. Вы для своих домашних существуете?

­ Пытаюсь существовать. Стараюсь детей брать с собой, а их у меня трое. Они у меня многие языки изучают и уже хорошо знают английский, португальский, испанский. Старшей 18 лет, средней дочке 14 и самому младшему сыночку ­ три годика. Насчет них у меня нет категоричного решения, мол, только в артисты и точка.

­ А они поют?

­ Да, они занимались и занимаются в музыкальной школе. Но не с таким азартом, как я в своё время. Старшая дочь поступила в университет управления, поняла, что зарабатывать можно и по­другому! (Смеется)

­ Ваше неожиданное участие в таких телепроектах, как «Время обедать» на Первом канале, «Сто к одному», ­ это по настоянию продюсера или веление времени?

­ Был период, когда меня замучили предложениями поучаствовать в телесъемках. Телевидению нужны узнаваемые лица, причем из разных сфер. Я пару раз согласилась, но потом устала и отказывала. Ты этому должен посвятить не один день, подготовиться. А мне хотелось хоть немного побыть с близкими и родными. Тогда эти телепроекты были данью моде. Не более.

­ Рискнули бы сегодня пойти на проект «Голос»?

– Нет, я переросла эти «игры». Каждый должен заниматься своим делом. А «Голос» ­ это телешоу, другой формат: либо для молодых и начинающих, либо для тех, у кого не получилось пробиться на большую сцену. У меня получилось.

Спасибо за это.

 

Николай СТАДНИЧЕНКО 23nik74@mail.ru 54-08-36
Фото  Сергея МИРОНОВА 
Просмотров: 7570
Комментариев: 0
Нравится: +4
КОММЕНТАРИИ
ГЛАВНОЕ НА СЕГОДНЯ
Показать больше
КОММЕНТАРИИ
Комментариев нет, станьте первым!
ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Отправить
Последние новости
Народные новости
ЖУРНАЛИСТЫ ПИШУТ
Новости и события
в Казахстане
в Мире
Наши проекты
ЧАСТНЫЕ ОБЪЯВЛЕНИЯ
Остальные объявления
ПроектыБлогиОбъявленияО редакцииРекламодателямКонтакты
x
x
Регистрация


После регистрации Вы сможете комментировать материалы от своего имени, а также получить настройки недоступные неавторизованным пользователям.

Также вы можете войти на сайт через социальные сети:
x
Авторизация


Также вы можете войти на сайт через социальные сети:
x
Добавить свою новость